Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Candles

(no subject)

Год назад я приехала в Париж для встречи с университетской подругой и небольшого совместного путешествия по готическим соборам - кроме Парижа, мы еще съездили в Руан и Амьен.

Мы жили в маленькой квартирке на последнем этаже дома за углом от Лувра; как раз тоже начиналась последняя неделя перед Пасхой, на мессу Вербного воскресенья мы пошли в Нотр-Дам, а в остальные дни, кроме одного - когда мы ночевали в Руане - каждый вечер я ходила пешком на остров Ситэ, к нему же.

А два месяца спустя я вернулась в Париж, чтобы начать Камино де Сантьяго. Ночь я провела в монастыре при Сакре-Кёр, следующую ночь мне предстояло провести в монастыре недалеко от руин Пор-Рояля, и кратчайший путь пролегал к северу от острова Ситэ, но я сделала крюк, чтобы пройти мимо башни Сен-Жак - традиционного места начал Камино в Париже - и зайти в Нотр-Дам.

Я планировала, что первый штамп в моем креденсьяле будет именно отсюда, в итоге поставила первый в Сакре-Кёр, но как так, пойти дальше без штампа Нотр-Дама?
И четки тоже оттуда - вышло так, что я забыла свои любимые то ли в Питере, то ли в Антверпене.


(Казалось, что этого витража больше нет. Восемь с половиной столетий, Французская революция, две мировые войны - и вот за несколько часов этого не стало. Но на самом деле, кажется, они уцелели - все три оригинальные розы XIII века!)

А так Нотр-Дам проводил меня, и таким бы он остался в моей памяти независимо от исхода сегодняшнего вечера (пока последние новости - что огонь удалось остановить, каменная структура собора спасена): высокий, прекрасный, с сияющим сквозь него светом.

photo_2019-04-16_00-56-27.jpg

И мы еще увидимся, я верю.

И пусть мне приснится, что сердце мое не болит.
vintage 2

Питер, 14 ноября

Впервые за несколько лет провожу ноябрь полностью в родном городе (вот год назад я была в Иерусалиме, а три года назад в Палермо, например).

Как раз на днях вспомнила сначала Монреале, а потом сам Палермо - второй в связи с обсуждением переименования российских аэропортов.

Аэропорт Палермо (самый красивый, в котором я пока была, потому что там с трех сторон море, а с четвертой - горы) официально называется Aeroporto Falcone e Borsellino. Falcone e Borsellino буквально переводится как "сокол и кошелек".

Прочитав название из иллюминатора самолета, я удивилась, вышла, купила билет на автобус в город, села в него, достала смартфон и выяснила, что на самом деле Фальконе и Борселлино - это фамилии. Фамилии двух очень известных и очень достойных людей, близких друзей с детства, судей, боровшихся с мафией и убитых мафией.

Полтора года спустя я снова летала на Сицилию, но уже в Катанию, на другом ее конце, и жила в чудесной гостинице на площади Джованни Фальконе. Площадь Паоло Борселлино, конечно, тоже была, и недалеко.

Названия - это вообще всегда очень интересно и очень важно. Зацепишься вот так за название аэропорта, погуглишь, узнаешь что-то новое для себя и важное для людей, которые здесь живут.

Еще странно и интересно, какие именно мелочи через несколько лет вспоминаются из других городов - вот про Палермо я помню, какие аранчины (национальное сицилийское блюдо - рисовые шарики в кляре, иногда с мясной или овощной начинкой) я покупала в лавке на виа Македа. Там делали очень вкусные аранчины, да, вероятно, и сейчас делают :)
И очень приятно посреди холодного питерского ноября знать, что где-то есть Палермо с его аранчинами, византийскими фресками в соборе-сборной солянке из разных архитектурных стилей и рыбацкими лодками в марине.

Elisey the Raccoon

(no subject)

Во всех отношениях прекрасная новость из Барселоны: Саграда Фамилия выплатит городским властям 31 миллион евро компенсации за то, что строительство ведется без разрешения. Всего-то 136 лет прошло!



Перестав смеяться над самой новостью, я полезла разбираться в истории с отсутствием разрешения - Collapse )
Ай да Гауди, ай да молодец, вот это движуха :)))
Elisey the Raccoon

(no subject)

Затеяла смотреть все экранизации "Графа Монте-Кристо" подряд.

Вот когда я в детстве читала роман, самой интересной и запомнившейся оказалась часть про замок Иф - а дальше пошла какая-то санта-барбара с кучей лиц и локаций, из которой я запомнила только Гайде и финальное письмо Монте-Кристо Валентине и Максимилиану.

Сценаристы экранизаций, видимо, тоже читали в детстве и запомнили только замок Иф и что-нибудь произвольное из второй части.

Поэтому в экранизациях подробно и примерно одинаково показывается замок Иф, а дальше кто в лес, кто по дрова :)))

vintage 2

Виолле-ле-Дюк и создание Каркассона

(Начало - здесь, первая часть - здесь)

Часть 2. Замок

Графский замок - первое, что бросается в глаза приехавшему в Каркассон и пришедшему к цитадели, что венчает высокий холм на берегу реки Од. Он же (точнее, одна из его башен) - то, с чего фактически началось восстановление средневекового Каркассона в середине XIX века, так что можно сказать, что средневековый Каркассон как мы его знаем начался здесь.

Но это был долгий и сложный путь.


Collapse )
vintage

(no subject)

Склероз - лучший друг читателя.

Раз в пять лет я перечитываю “Графа Монте-Кристо”, и каждый раз рыдаю как во второй (кажется, в детстве, когда читала впервые, таких эмоций эта история не вызывала). Больше всего - на эпизоде со спасением Морреля-старшего, когда "Фараон"-2 входит в порт среди всеобщей радости.

Самое восхитительное, конечно - это то, как все негодяи сами себе вырыли по яме. Очень поучительная история.
vintage 2

Виолле-ле-Дюк и создание Каркассона

(Начало - здесь)

Часть 1. Собор

Когда в 1843 году Эжен Виолле-ле-Дюк приехал в Каркассон, глазам его представился совсем не тот идеальный средневековый город, которым сегодня приезжают любоваться туристы со всего мира (три миллиона посетителей в год, если верить официальной статистике).

Идеальный средневековый город Виолле-ле-Дюк оставил после себя, но в 1843 году об этом не мог подумать еще никто, включая самого Виолле-ле-Дюка.

Тогда он увидел два ряда разрушающихся старинных крепостных стен, бывший замок, превращенный в тюрьму, старые дома, заселенные городской беднотой, и бывший кафедральный собор святых Назария и Цельсия, обычно называемый просто Сен-Назер - уже сорок лет как просто церковь.

Этот-то Сен-Назер ему и предстояло восстановить, и вполне возможно, что, глядя на него, Виолле-ле-Дюк подумал, что реставрация собора Парижской Богоматери и аббатства Везле его к такому не готовили.


Цитадель Каркассона до реставрации, по центру - Сен-Назер
Collapse )
gothic

Статуя, в которой прекрасно все

Случайный веселый факт: на крыше собора Парижской Богоматери стоят статуи двенадцати апостолов. Одиннадцать смотрят на Париж, двенадцатый - Фома, покровитель строителей и архитекторов - на собор. При реставрации в XIX веке Фоме придали черты Эжена Виолле-ле-Дюка, архитектора и реставратора, руководившего работами.



Как прокомментировала одна моя френдесса в твиттере, "Жизнь надо прожить так, чтобы установили статую святого с твоим лицом, я считаю." (c)

А это, для сравнения, сам Виолле-ле-Дюк:



Великий, надо сказать, был человек - кроме Нотр-Дам, он восстановил аббатство Сен-Дени, Сен-Шапель, Ситэ и собор Сен-Назер в Каркассоне, замок Пьерфон, собор Сен-Сернен в Тулузе, и вообще в какой значительный средневековый реликт во Франции ни ткни, почти наверняка окажется, что к его реставрации приложил руку если не сам Виолле-ле-Дюк, то кто-нибудь из его сподвижников или учеников.