Афина (athenaie) wrote,
Афина
athenaie

Categories:

Люди шартрских витражей

There are many stories between the lines.
The Noble and Most Ancient House of Black Family Tree


На первый взгляд, в готических соборах есть одно противоречие.

С одной стороны, строители всячески старались возвести стены с окнами повыше и пошире, а еще - делали несколько уровней окон, чтобы внутрь проникало как можно больше света.

С другой - эти окна закрывали витражами, и дневной свет превращался в разные цвета.

Этому есть несколько объяснений, но меня для целей этого поста устроит одно: если поверхность можно использовать для чего-нибудь полезного и красивого, то почему бы этим не пользоваться.

Витражи Шартра знамениты своим глубоким и очень красивым синим цветом, его так и называли - “шартрская синь”. У меня есть любимый витраж, на котором очень хорошо видна и шартрская синь, и вообще разнообразие цветов:


Плавание апостола Фомы с купцом Аваном в Индию. Фрагмент витража с жизнеописанием Фомы

Цветное стекло получается путем добавления металлического порошка - например, медь дает зеленый или сине-зеленый, золото - красный и фиолетовый (конечный цвет зависит от продолжительности и температуры нагрева). А вот такой синий, как на витражах Шартра, может дать только кобальт - дорогой сам по себе, да еще и везти его в Иль-де-Франс нужно было издалека, с востока.

Достаточно сказать, что после большого пожара в Шартрском соборе в 1194 году (в котором уцелели только западный фасад и башни, стоящие и поныне) под обломками тщательно выискивали и собирали осколки синего стекла, чтобы использовать для витражей нового собора.

Строительство собора в целом, конечно, предприятие недешевое (где брали деньги и каким чудом их так или иначе хватало, я как-нибудь тоже напишу), а каждый витраж по отдельности стоит хорошее состояние, так еще и доходило до них, когда сам собор уже практически построен, и, соответственно, средства уже вложены, а, как известно, чем больше уже вложено, тем сложнее еще собрать.

Витражи, можно сказать, привлекали на себя средства сами. На витраж было интереснее дать денег, чем на возведение стен, потому что на витраже можно было написать, например, "Здесь был Петя". Пьер Моклерк, герцог Бретани, подарил Шартрскому собору огромный витраж, где скромно, внизу, к зрителям поближе, изображены он сам и его (первая) жена Алиса де Туар.


По ссылке - в очень большом размере

Пикантность подарка еще в том, что он расположился напротив еще одного витража, преподнесенного собору королевой Бланкой Кастильской, против которой означенный Пьер некоторое время бунтовал - правда, это было уже несколько позже:

Chartres_-_cathédrale_-_rosace_nord.jpg
По ссылке - снова в очень большом размере

У него вообще была увлекательная жизнь - помимо королевы Франции, он как-то раз поругался со своими же бретонскими епископами, а еще как-то раз - со своими же бретонскими баронами; спорил с королем Англии; участвовал в Альбигойском крестовом походе; дождавшись совершеннолетия сына, уплыл в Святую Землю участвовать в крестовом походе баронов 1239 года, благополучно из него вернулся, а десять лет спустя отправился в крестовый поход уже с Людовиком Святым, попал в плен, был освобожден и умер в море по дороге домой.

А прозвище "моклерк" ("плохой клирик") к нему пристало еще в молодости: как младший сын младшей ветви семьи, Пьер должен был пойти по церковной части, даже обучался для этого, но бросил (а потом король Франции Филипп Август, по совместительству его родственник, удачно женил его на наследнице Бретани; поскольку Пьер воспользовался своей властью на всю катушку, вряд ли последующие короли были ему благодарны).

На верхнем ярусе окон Шартрского собора вообще расположилась целая портретная галерея представителей родов, владевших землями по соседству - и вложившихся в украшение собора.

Проблема с ними одна - они очень высоко, поэтому их практически невозможно качественно сфотографировать. Вот здесь видно, на какой именно высоте. Ну уж что есть.

Начиная от алтаря: Амори VI де Монфор, граф Монфор-л’Амори и будущий (относительно времени создания витража) коннетабль Франции:



Лирическое отступление: в первый раз я поехала в Шартр, да вообще во Францию, как раз из-за этого витража. На тот момент не было, например, такой схемы, на которой было бы указано, где какой витраж расположен, все, что у меня было - нечеткая цветная фотография, пара эскизов и надежда на то, что раз есть эта фотография, то и витраж - один из 152 (из 176) оригинальных шартрских витражей, которые сохранились до наших дней.

А Шартрский собор - он огромный и магический. С первого шага внутрь я мгновенно забыла, зачем я приехала, откуда и какой вообще век на календаре. Там мох на неровных плитах, разноцветный цвет и ощущение, что ты только что в буквальном смысле вошел в историю. В 2020 году исполняется 800 лет с завершения строительства Шартрского собора, он выглядит и ощущается на все свои 800, и это потрясающее ощущение. Сколько сотен тысяч людей прошли под сводами этого собора - и ты теперь среди них.

За неизвестное науке время я дошла до алтаря, разглядывая буквально каждую завитушку, подняла глаза и увидела практически над алтарем, напротив себя, на чертовой высоте (как эти строители ухитрялись строить такие высокие соборы? вот говорят, архитектору Кёльнского именно черт и помогал, но это совсем другая история) - тот самый витраж, за которым приехала.

А еще есть портрет Амори работы Анри Шеффера, заказанный королем Франции в 1834 (!) году для исторического музея в Версале. Я гадала, почему Амори на нем в зеленом, а похоже, что художник просто съездил в Шартр и очень внимательно рассмотрел витраж.



Следующий от алтаря - Симон де Монфор, младший брат Амори, будущий (опять-таки относительно даты создания витража) граф Лестерский и видный государственный деятель Англии, “отец современного парламентаризма”. Есть, правда, версия, что это их отец Симон, сеньор Монфор-л'Амори и граф Лестера, и предводитель Альбигойского крестового похода, но я в нее не очень верю.

517-7-vit-mgl5843.jpg

После смерти Симона Амори унаследовал все его титулы и земли, в том числе Монфор-л'Амори и Лестер. К концу 1220-х годов оказалось, что быть одновременно французским и английским графом как-то некомильфо, так что Амори и Симон поделили папино наследие пополам: старший оставил за собой французские владения, младший получил английские. Английский король Генрих III и не возражал, хоть и тянул еще почти десятилетие, прежде чем официально признать графство Лестер за Симоном. Потом вышло так, что Симон поднял восстание против короля, созвал парламент, и наконец погиб в битве при Ившэме. В историю он вошел как "отец современного парламентаризма", в Лестере его отлично помнят и любят (один из двух университетов города назван его именем, например).

Что касается Амори, то он в 1230 году стал коннетаблем Франции, а в 1239-м отправился в крестовый поход, обернувшийся возвращением Иерусалимского королевства к самому большому размеру с 1187 года и возвращением Иерусалима (а также Аскалона, Сидона и других территорий). Для самого Амори он закончился, правда, не то чтобы очень хорошо: он попал в плен, был освобожден, на обратном пути во Францию умер в Отранто - ну зато похоронен не где-то, а в соборе святого Петра в Риме.

Дальше - представитель рода Куртенэ, это совершенно точно - их герб. Скорее всего, это Робер де Куртенэ (хотя в Википедии, например, этим витражом проиллюстрирована статья про Пьера де Куртенэ, его сына, но очень маловероятно, что это он: Пьер родился только в 1218 году, а эти витражи - 1210-1225 годов).



Кстати, о Пьере де Куртенэ - как и Пьер Моклерк, он отправился в крестовый поход с Людовиком Святым, и погиб в Египте то ли в 1249, то ли в 1250-м. Еще он был женат на племяннице Амори и Симона де Монфоров - дочери их сестры Амисии. Его дочь, тоже названная Амисией, вышла замуж за Робера II, графа Артуа, их детьми были Матильда, более известная любителям исторических романов как Маго, и Филипп, отец также и оттуда же известного Робера.

Следующий за ними и последний с южной стороны - Робер де Бомон, самый загадочный из всех - о нем не известно почти ничего. Но витраж - вот он.



А с северной стороны галерею возглавляет Людовик VIII, правивший Францией с 1223 по 1226 - между Филиппом Августом и Людовиком Святым:

IMG_5676.JPG

Следующий за ним - Тибо, граф Блуа и Шартра:

IMG_5676.JPG



В отличие от большинства соседей, в Святую Землю Тибо не ходил, но участвовал в Реконкисте. В Испании он заболел лепрой, и последние годы жизни провел в затворничестве в своем замке в Ла Ферте-Вильней. Детей у него не было, его земли перешли к теткам - Блуа к Маргарите, Шартр к Изабелле.

Тибо попал на витражи собора своего города дважды (если не трижды), и, честно говоря, второе изображение - часть большого панно со знаками Зодиака - мне нравится больше:



Дальше - король Кастилии, но непонятно, то ли Фердинанд III (племянник королевы Бланки Кастильской) то ли Альфонс VIII (ее отец).



IMG_5677.JPG

Замыкает эту процессию властителей сам Христос на троне, а вот ниже находится витраж, изображающий паломников, идущих в Сантьяго-де-Компостела (Шартр находится на Турском пути, точнее, от Парижа до Тура есть две дороги - одна ведет через Орлеан, другая через Шартр):



Дарители этого витража - Рено де Бар, епископ Шартрский в 1183-1217 годах (и участник Третьего и Альбигойского крестовых походов), и Робер де Беру, канцлер собора. Сам Робер изображен внизу витража.

Короли и графы, конечно, могли занять лучшие места даже на витражах, но больше всего на витражах Шартра простых ремесленников - 125! Шартр был крупным и процветающим городом с бурной общественной жизнью. На 42 окнах представлены, в числе 25 ремесел, следующие:

- скорняки


- суконщики


- тележник и бондарь


- плотники


- сапожник


Люди заняты:

- подрезкой виноградных лоз


- перевозкой бочки


- наливанием вина (смотрите, какое прекрасное лицо у этого виночерпия! как он весь нарисован!)


Шартрский собор был в основном построен в 1194-1220 годах. Витражи в основном 1210-1225 годов, есть более ранние - таких совсем немного - и более поздние - таких чуть больше, но тоже не так много. Все эти люди, изображенные на витражах, видели его почти таким же, каким его видим мы, и ходили по тем же плитам. Одни вошли в учебники истории, имена других известны теперь только Богу, но есть кое-что, что они вместе оставили после себя: собственно, Шартрский собор.



А еще про готические соборы можно читать (и смотреть) в телеграме ;)
Tags: gothic, history, la belle france, les montforts
Subscribe

  • Выступлю на актуальную тему

    * Ковид - реальная, непонятная и опасная штука. У меня много переболевших друзей и знакомых, есть тяжело переболевшие, есть и умершие. Самый молодой…

  • Махачкала, из твиттера и нет

    Везение - это когда, например, летишь из Питера в Махачкалу, а в обоих городах одинаковая погода, и это летом-то. Лететь между морем и горами - это…

  • Aus Königsberg mit Liebe

    Калининград - это море. Море памяти и море любви. Еще в сентябре мне очень понравился проект "Фотоархеология Кнайпхофа" - на острове Канта, бывшем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments

  • Выступлю на актуальную тему

    * Ковид - реальная, непонятная и опасная штука. У меня много переболевших друзей и знакомых, есть тяжело переболевшие, есть и умершие. Самый молодой…

  • Махачкала, из твиттера и нет

    Везение - это когда, например, летишь из Питера в Махачкалу, а в обоих городах одинаковая погода, и это летом-то. Лететь между морем и горами - это…

  • Aus Königsberg mit Liebe

    Калининград - это море. Море памяти и море любви. Еще в сентябре мне очень понравился проект "Фотоархеология Кнайпхофа" - на острове Канта, бывшем…